Кот Ученый (h4w) wrote,
Кот Ученый
h4w

Конец американской мечты: в США исчезает средний класс










В канун двухсотлетия «основоположника» Карла Маркса в очередной раз убедился в его правоте: неумолимо влияние законов экономики на жизнь людей. Разумеется, это не его хрестоматийные тезисы о величии пролетариата и вреде предпринимательства. Другие, но также неумолимые экономические законы привели к достоверно грустным фактам: в развитых экономиках неуклонно снижается численность «среднего класса». Эти факты отмечают все социологи, но никто их пока не объяснил – по крайней мере, в публичном пространстве российского интернета.


Для идеологов рыночной экономики 1950-1960-х годов этот самый «средний класс» представлялся чуть ли не основой капиталистического образа жизни, эдаким «пролетариатом» в марксовском восторженном смысле свободного мира. В 1960-1970-е численность оного «среднего класса» в США приближалась к 2/3 трудоспособного населения (80 млн из 130 млн), и жили эти люди в общем-то неплохо, причем год от года все лучше и лучше. Видимо, случайное совпадение, но доля «среднего класса» в общем доходе населения США также составляла около 60%, и этот показатель имел тенденцию к увеличению.


Нынешний «средний класс» уже может похвастаться в лучшем случае 43% доходов. Что выглядит просто смешным, если упомянуть, что «богачи» – а их по традиции насчитывается не более 5% населения – увеличили свою долю в доходах Америки с 20% до 50% практически. Более того, сам «средний класс», численность которого пытаются исчислять из формальных критериев дохода в тысячах долларов в год, стремительно беднеет – даже в абсолютных цифрах среднего дохода. (С 2001 по 2014 годы, к примеру, снижение доходов составило 4%, то есть около $2 тыс. в год, при значительном росте цен на все без исключения). Но официальную цифру нижней границы принадлежности к среднему классу – что-то около $45 тыс. годового дохода – можно смело забывать.


«Если в Вашингтоне вы обратитесь к человеку, который зарабатывает $100 тыс. в год, со словами: «Приятель, да ты богач», вы его точно приведете в бешенство, – предупреждает Рик Эдельман, финансовый консультант в корпорации Fairfax, автор книги «Обычные люди, необычные капиталы». – В столице такой доход не позволяет ни оплачивать обучение детей в колледже, ни даже откладывать на собственную старость».


Что же произошло за эти неполные 50 лет? Рассмотрим ситуацию всесторонне.


Средний класс: кто эти люди?


Понятие «средний класс» в ходу уже два с половиной тысячелетия — впервые его употребил примерно в 420 году до нашей эры древнегреческий драматург Еврипид, вложивший в уста Тесея, героя комедии «Умоляющие», такие слова: «Лишь средний класс для города опора; он законам покорствует и власти». В следующем столетии идею развил великий философ Аристотель, указавший в своем трактате «Политика», что «государство, состоящее из средних людей, будет иметь и наилучший государственный строй».


В нынешнем понимании термин возник в 1913 году, когда статистическое ведомство Великобритании обозначило термином middle class слои населения, находящиеся между правящим классом и пролетариатом. Это был своего рода ответ ортодоксальному марксизму, делившему человечество лишь на пролетариат и буржуазию и вынужденному выделять между ними разнообразные «прослойки» (ибо такое «двухцветное» видение мира явно противоречило наблюдаемой действительности). Именно с тех пор западная социология рассматривает средний класс как главную опору и политической, и экономической стабильности государства — в полном соответствии с заветами Аристотеля.


Система дала сбой


В 1970-е годы система дала существенный сбой. Очень подробно этот вопрос на примере США рассмотрел публицист, экономист и политик Роберт Райх, бывший министр труда, в кабинете своего соученика по Оксфорду Билла Клинтона. На русский язык переведена его книга «Aftershock: The Next Economy and America’s Future». По этой книге снят документальный фильм «Неравенство для всех», размещенный на Youtube.


Начало «падения среднего класса» в финансово-социальную пропасть исследователь датирует 1977 годом. Странная дата: с одной стороны, ограбление американского населения нефтяными корпорациями началось раньше, в 1974 году, и к 1977 уже было в самом разгаре, а реформы Рейгана начались позже, и строго говоря, не были направлены против «среднего класса».


40-й президент США – «Робин Гуд наоборот» – снижал налоги для самых богатых с 70% до 35%, а бедных лишал пособий и талонов на питание. Но даже во времена президентства Клинтона, – который, если верить его министру труда, очень хотел, чтобы «средний класс» вернул себе былую экономическую мощь, и, имея профицит бюджета, даже мог это как-то профинансировать – ничего по большому счету не изменилось. Поэтому «среднему классу» пришлось решать свои финансовые проблемы самостоятельно.


Сначала ситуацию вытягивали жены-«среднеклассницы», которые в 1970-е массово пошли работать во всевозможные офисы, магазины, перестав быть домохозяйками. Немецкий экономист Олаф Герземанн в книге «Ковбойский капитализм» указывает, что в 1972 году подавляющая часть дохода в семьях (в среднем) приходилась на зарплату мужа. «В 1970-е семьи с двумя работающими были редки. Сегодня они обычны», – пишет он. Доля семей, где работает женщина, с 1982 года по 2002 год увеличилась с 60% до 72%; к 2010 году – до 74%. Фактически, если брать доход на одного работающего в семье, уровень зарплат среднего класса (по ППС) даже с 1982 по 2002 годы упал минимум на 15%.


В 1990-е этот резерв оказался исчерпан – и главам семейств уже пришлось засучивать рукава и работать сверхурочно, благодаря чему США поставили сомнительный рекорд по продолжительности рабочей недели. Даже трудоголические японцы работают меньше: американец в среднем трудится 1966 часов в год, японец — 1889 часов.


Потом и этот источник дополнительных денег также перестал решать проблему нехватки денег, и в ход пошли ипотечные кредиты и вложения в недвижимость. Надежда на то, что эта самая недвижимость в итоге станет давать такой «пассивный доход», что жизнь наладится, умерла последней – в 2007-2008 годах, когда финансовый кризис превратил владельцев невыкупленной недвижимости в потенциальных банкротов. Богачей американское государство естественно спасло, выделив на это триллионы бюджетных денег (ничего не напоминает?), а «средний класс» в очередной раз бросили на произвол судьбы. Теперь уровень долга среднестатистического домохозяйства, относимого к среднему классу, вырос до величины$70,7 тыс., а в 1989, не самом лучшем году, он составлял $25,3 тыс.


Сколько тратят американские семьи?


Видимо, пора внимательнее приглядеться, как сегодня живут «типичные представители» среднего класса Соединенных Штатов – и не «бесятся ли они с жиру»? Выдающийся гуманист и сторонник помощи бедным Барак Обама с удовлетворением отметил, что «средняя американская семья» получала в последние годы его правления $56,5 тыс. годового дохода – данные Бюро переписи населения США. Эта цифра даже выше некоей нижней абстрактной цифры, с которой оптимисты отсчитывают попадание американца в ряды «среднеклассовцев» ($40-46 тыс. годового дохода). Что же на эти деньги можно себе позволить? Да практически ничего, как это ни грустно. Вот подробный расклад по статьям:



  • В федеральную и штатную налоговую казну отправляется, в среднем, с учетом льгот и списаний, 20% семейного заработка, то есть $11 303.

  • Следовательно, на руках остается $45 213 или $3 676 в месяц.

  • Месячный платеж за 30-летнюю ипотеку или аренду жилища составляет в масштабах страны $1 061. Как следствие, почти треть дохода семья отдает за крышу над головой. После оплаты счета за квартиру или дом у семьи остается $2 615.

  • Вторая масштабная графа расходов – выплата долгов по кредитным картам, потребительским кредитам, кредитам на образование… Сумма месячных платежей варьируется в исследованиях различных финансовых учреждений и составляет около $690. Таким образом, избавление от когда-то взятых долгов снижает месячный семейный бюджет до $1 925.

  • Третья графа расходов – медицинская страховка. В тот момент это «Obamacare». Для «двух с половиной» человек в реалиях осени 2016-го обойдется примерно в $673 в месяц. После решения проблем со страховкой рядовая семья имеет на руках $1 252.

  • Из этой суммы необходимо выделить деньги на автомобиль, который с 1980-х годов является главной характеристикой среднего класса. Страховка, ремонт, бензин, плюс усредненные кредитные платежи, не учтенные в предыдущих графах, составляют $196. Остается $1 056.

  • В среднем $193 среднестатистическая американская семья платит за коммунальные услуги, кабельное телевидение, интернет и мобильную связь.

  • Получается, что после решения проблем с жильем, транспортом, медицинской страховкой и интернетом на жизнь остается $863 в месяц.

  • Это $28,7 в день на «двух с половиной» человек (средняя численность среднеамериканской семьи) или $11,5 на одного.


Теперь пора вспомнить о других неизбежных расходах средней американской семьи: покупке продуктов, одежды, бытовой химии, развлечениях (кино, спортивные игры, рестораны), путешествиях (хотя бы раз в год), подарках друзьям и родственникам, накоплении денег на черный день или пенсию, и самое главное – расходах на воспитание детей. Похоже, на все это денег попросту нет.


В итоге представители среднего класса реже вступают в брак, реже заводят детей, чаще живут в домах с представителями нескольких поколений. И самое страшное – чаще осознанно переходят в класс малоимущих, который гарантирует льготное медицинское обслуживание, продовольственные талоны и множество других льгот. Цифры и вывод взяты отсюда.


Безусловно, эти выкладки можно оспаривать как в одну, так и в другую сторону. Тот же Роберт Райх в своем фильме дает куда большую цифру по налогам, а вот медстраховка вроде бы может обойтись и дешевле. Если взять благополучный по сравнению с «глубинкой» Нью-Йорк, то упомянутая «среднеамериканская семья» там заработала бы в год $82 500, при том, что действующий мэр Ди Блазио считает доходы ниже $93 600 уделом «бедных».


Высшие, средние и низшие


Абстрагируясь от региональных и прочих различий, предположим следующее: семья с подобной структурой доходов и расходов никак не может быть основой чего-либо. С этим согласна даже Википедия: «В своей книге «Общество в фокусе» социологи Уильям Томпсон и Джозеф Хики представили модель современного американского общества, включающую пять классов, в которой средний класс разделен на два подкласса.


Высший класс (около 1-5%) – люди, имеющие значительное влияние на национальную экономику и политические институты; владеющие непропорционально большой долей национальных ресурсов. Верхушка (1%) с годовым доходом, превышающим $250 тыс., остальные 4% – $140 тыс. Группа отличается высокой степенью солидарности. Известные государственные деятели, генеральные директора корпораций, успешные бизнесмены составляют высший класс.


Высший средний класс (около 15%) – профессиональные работники («белые воротнички») с последипломным образованием (graduate degree): врачи, профессора, юристы, топ-менеджмент. Обычно домохозяйство этих людей зарабатывает сумму, превышающую $100 тыс. в год, иногда меньше. Высокий уровень образования – отличительный признак подкласса, хотя многие предприниматели и собственники бизнеса не имеют высшего образования.


Низший средний класс (около 33%) – выпускники колледжей, обычно имеющие степень бакалавра или какое-нибудь специальное образование. Школьные учителя, работники торговли, менеджеры низшего и среднего звена составляют большинство подкласса. Годовой доход домохозяйства этого уровня – от $30 тыс. до $75 тыс. Представители этого подкласса зачастую пытаются подражать стилю жизни двух высших классов, что приводит к большим долгам».


Все последующие страты американского общества – это классические бедняки в современном понимании данного термина. Им не грозит ни голодная смерть, ни внезапная перемена жизни к лучшему. О них помнят – за время правления Обамы число получателей талонов на еду выросло с 27 млн человек почти до 50 млн. Кто-то из «бедняков» безусловно может завербоваться в армию (у женщин есть другие варианты), и с большим трудом попытаться хотя бы получить хорошее образование.


Что из этого выйдет – заранее неизвестно, по крайней мере, терять этим людям нечего. Всегда можно вернуться «назад» – прокормят: в 2010 году 66,1% расходов федерального бюджета США составляли социальные выплаты (при Рейгане – 46%). Но и это не предел – если бы демократы остались у власти, эта цифра выросла бы до 69% в 2016 году. То есть, нищим быть просто и удобно: если раньше бедность имела ярко выраженный этнический характер, и распространялась в первую очередь на афроамериканцев и испаноговорящих американцев, то в настоящий момент уже нет. Более 19 млн белых американцев опустились ниже официальной черты бедности ($23 тыс. на человека в год) и они составляют более 40% обездоленных страны.


Но у «среднего класса» более сложная судьба. Налицо его разделение на две неравные ни по численности, ни по положению группы. Высшие 15% – это именно те люди, которые смотрят в будущее с прежней (1970-х годов) уверенностью. У них должная квалификация в перспективных отраслях экономики, хорошее образование, связи, благоприятная ситуация на рынке труда. Здесь и привилегированные профессии – для США это врачи, юристы, финансисты; и специалисты высшего уровня – в первую очередь айтишники, но не только они. Список можно продолжать до бесконечности, но кого бы мы в него не включили – групп может быть много, общая численность людей в каждой из них будет небольшой.


А вот 33% американцев, названные Томпсоном и Хики «низшим средним классом», находятся в принципиально ином положении. Им, как мы уже показали в предыдущем расчете, денег «на все» с гарантией не хватит. Что безусловно сказывается и на их здоровье, и на получении их детьми образования, и на структуре расходов.


Кто будет кормить Америку?


Самое время задать прямо-таки марксистский вопрос: почему же американское общество с таким равнодушием относится к своим кормильцам? Как же те расходы, которыми «средний класс» поддерживал американскую экономику – промышленность, сельское хозяйство и сферу услуг? Кто их теперь будет нести?


Ответ очень прост: весь мир. Если внимательно посмотреть на структуру промышленности Соединенных Штатов, то в условиях глобализации ее «флагманы» – химическая, авиакосмическая, электронная отрасли – продают свою продукцию как в стране, так и за ее пределами. То же можно сказать и об IT, сельском хозяйстве и пищевой промышленности.


Смешное исключение – американские легковые автомобили, которые настолько проигрывают по соотношению «цена/качество» конкурентам из Европы и Азии, что действительно предназначены в первую очередь для «отечественного потребителя». Увы, эта отрасль находится в такой глубокой депрессии, что никак не может влиять на доходы своих потенциальных покупателей, как это делали сверхзарплаты на заводах Генри Форда в 1920-е годы. Если же взять знаменитый IPhone – то в его продажной цене доля американских комплектующих – примерно 5% (цифра из фильма «Неравенство для всех).


То есть обеспеченный «низший средний класс» не является приоритетом в деятельности власти и неинтересен производителям товаров. Но есть еще сфера услуг, которая составляет минимум ¾ экономики США. Как работники «среднеклассовцы» здесь малоинтересны – зарплаты предельно низкие, а многие рабочие места вообще автоматизируются. Но вот как потребители – вполне. И если в супермаркете или кафе средний чек представителя «среднего класса» вряд ли сильно больше, чем у счастливого обладателя талона на продовольственную помощь или водителя автобуса – то в финансовом секторе сферы услуг ситуация другая.


«Средние» нужны банкам


Возможно, этот вывод уже делал кто-то еще – тот же Роберт Райх к примеру – но в доступных мне источниках я его не нашел. А ведь именно банкам – как кредитным учреждениям – выгодно существование «среднего класса» в его нынешнем плачевном состоянии. Людям, которым хватает зарплаты, незачем брать кредиты. Нищие и бедные может такие кредиты бы и брали – но им не дадут. А вот человек, который в состоянии весь заработок, кроме самого необходимого, отдавать в качестве процента по всевозможным займам для банка, как раз и есть наибольшая ценность для банкира.


Да, бедолагу силой вытащили из «зоны комфорта» – для банка данный факт не является значимым. А если вспомнить, что владельцами недвижимости и страховых компаний тоже зачастую являются банки, станет понятно, кто в первую очередь богатеет за счет обеднения, а в перспективе и вымирания некогда процветающего и численно растущего среднего класса США.


Это объективный, экономический вывод, но он не единственный. Вполне возможно, нынешней ситуации сопутствуют и субъективные причины из области психологии. 1% самых богатых понимает, что без «специалистов» – 15% «высшего среднего класса» – точно обойтись нельзя. А вот представители следующей социальной группы – 33% нижнего среднего класса – нужны ли они в университетах, благоустроенных коттеджных поселках, за ресторанными столиками?


Когда-то преуспевавший российский «шоумен» радостно заметил в момент кризиса 2008 года: «Ну наконец-то не все смогут ездить по улицам на такой же крутой автомашине как у меня». Потом, правда, он обанкротился и обнищал сам, но это уже детали.


Социальные лифты больше не работают


Еще один тренд в американском обществе отражает советская армейская пословица: «Сын генерала не станет маршалом: у маршала есть свой сын». Поскольку элитное образование во многом гарантия жизненного успеха, а мест в элитных университетах – ограниченное количество, лишние конкуренты в этих стенах особенно не нужны.


Тот же Роберт Райх в своем фильме констатирует весьма прискорбный для Америки факт: если в не самые богатые 1960-е годы учеба в Университете Беркли (он сам там читает лекции, поэтому и приводит пример) была бесплатной, то в 1990-е уже приходилось выкладывать символические $700 в год. А при Обаме, когда снимался фильм «Неравенство для всех», эта цифра выросла до $16 тыс.


Понятно, что люди из низшей социальной группы много раз подумают, прежде чем брать кредит на обучение. Тем более что в США (по информации The Chronicle of higher Education) более 317 тыс. человек с законченным высшим образованием, из них свыше 8 тыс. с ученой степенью, зарабатывают на жизнь официантами. 5 тыс. PhD работают швейцарами, 80 тыс. – барменами, а 18 тыс. – сторожами автостоянок. В целом 17 млн американцев с законченным высшим образованием, согласно сведениям американского ведомства по статистике труда, работают по специальностям, где требуется уровень образования ниже бакалавра.


Средний класс сходит с пьедестала


Таким образом, глобализация и научно-технический прогресс подточили «общество равных возможностей», которыми США позиционировали себя на протяжении всей своей истории. И вышибли табуретку из-под «среднего класса», который – если ничего не изменить – потихоньку сходит с пьедестала, который занимал в ХХ веке. То есть, повторит судьбу марксистского «пролетариата», ставшего обратно всего лишь «работягой» уже при Брежневе.


Этот тренд уже учитывает бизнес: Procter & Gamble и H.J. Heinz в начале 2000-х выпустили бюджетные версии самых ходовых для североамериканского рынка товаров – туалетного мыла и кетчупа, а ювелирный бренд Tiffany & Co прогнозирует падение спроса на недорогие кольца, притом, что продажи дорогих украшений и аксессуаров останутся стабильными. Вот новая реальность, в которой среднему классу в его привычной форме остается все меньше места даже на прилавках. Не так важно, сколько именно денег в год этот самый «нижний средний класс» будет получать – важно то, что на кольцо с бриллиантом все равно не хватит, пусть даже и не слишком дорогое.


Голливуд заметил обнищание «средних»


Реагирует на происходящее и Голливуд. В первом «Рокки» – действие происходит в 1975 году – видна американская бедность. Герой Сильвестра Сталлоне не жалеет времени на вышибание долгов размером – смешно сказать – в $200. Спишем на кризис и низкий социальный статус героя. Но в то же время и средний класс попадает в сферу интереса кинематографистов – в «Забавных приключения Дика и Джейн». Герои, условно говоря, еще вчера мечтавшие о собственном плавательном бассейне, претендуют на талоны для бесплатного питания и начинают грабить магазины.


Кризис вскоре кончается, но жизнь налаживается не вполне. Герой милого сериала «Альф» (1986 год) – госслужащий, которого никто не сокращает, и не ущемляет, но вот прокормить прожорливого инопланетянина и одновременно отдать дочь в колледж ему уже сложно.


Постепенно проблему крушения среднего класса начинают ставить жестче – я сказал бы, практически по советским лекалам. Вот очень слабый фильм «В компании мужчин» (перевод названия плохой, на самом деле «The Company Men», скорее «Люди компании»). Несмотря на звездный состав – Бен Аффлек, Кевин Костнер, Томми Ли Джонс – в прокате фильм провалился. Но сюжет любопытен, точнее одна из линий: еще вчера преуспевающий менеджер, потеряв работу, вынужден идти к своему тестю в разнорабочие – а тот и сам всего лишь бригадир строителей. И тоже, кстати, с трудом сводит концы с концами.


В завершение упомяну новый фильм с похожим на предыдущий названием – «A Family man» в переводе почему-то «Охотник с Уолл-стрит». Тут мы видим наконец-то торжествующего богача из верхних 5% – его играет Уиллем Дефо – и представителя нижнего среднего класса, который очень хочет улучшить свой статус (Джеральд Баттлер). Не имея никаких специальных стартовых условий, кроме большого желания разбогатеть, герой Баттлера напрягает все силы – и не достигает нужного результата. В кадровом агентстве – а именно им владеет богатый персонаж – не один десяток сотрудников, а шанс как-то «подняться» хозяин готов дать только одному из них. Почему конкретно не получилось в данном случае – неважно, важно само ощущение безнадежности, отсутствия социального лифта в современной Америке, которая когда-то была «государством равных возможностей».


Богатые богатеют, бедные беднеют


После небольшого в исторических масштабах перерыва – от Рузвельта до Никсона – вновь и похоже окончательно восторжествовало правило, зафиксированное еще в Евангелии от Матфея: «Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется». Или в переводе на государственный язык США «The rich get richer and the poor get poorer» – вроде бы так в сердцах выразился недовольный своими банкирами седьмой президент США Эндрю Джексон. Но те оказались людьми незлопамятными, и украсили портретом своего обидчика двадцатидолларовую купюру. Которая сегодня – деньги, даже для «среднего класса».


Поневоле вспоминается поздний, но догорбачевский СССР, в котором такие признаки «среднеклассовости» как квартира, машина, дача, отпуск на море, отсутствие долгов – были реально достижимы. Сравнивать с нынешней РФ смысла нет – отечественный «средний класс» здесь никогда и никому не был нужен даже на словах. Поэтому ограничимся США.


 










Оригинал размещен на Конец американской мечты: в США исчезает средний класс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments