Кот Ученый (h4w) wrote,
Кот Ученый
h4w

Мусор: как построить бизнес-модель?




Для того, чтобы решить проблему отходов, в России нужно построить систему цепочек. Начинаться эти цепочки будут на вашей кухне.










Возможно, вы не знаете, что 15 ноября – в некотором роде праздничная дата. Это Всемирный день вторичной переработки. Его международный символ — лента Мебиуса – как нельзя лучше отображает идею праздника: запасы природных ресурсов Земли не бесконечны, но их можно пополнять за счет всего того, что уже побывало в употреблении. Другими словами – за счет промышленного и обыкновенного бытового мусора, который специалисты называют ТБО, твердые бытовые отходы.


Волоколамск, Дмитров, Коломна…


ТБО давно и успешно используются в качестве ресурса во многих странах, но, к сожалению, России в их число попасть пока не удалось. Более того, там, где другие экономят и получают прибыль, мы умудряемся заработать головную боль, причем в прямом смысле этого слова. В марте 2018 года полигон твердых отходов «Ядрово», расположенный под Волоколамском, «порадовал» местных жителей мощным выбросом в атмосферу сероводорода и хлора, что привело к массовому отравлению людей. Большинство из них были дети. После Волоколамска выступления граждан, недовольных соседством с полигонами (фото в анонсе), прошли в других районах Московской области, в частности, в Дмитровском и Коломенском.


Это событие, вызвавшее весьма негативный резонанс в медиа, случилось, едва закончился 2017 год, который в России был объявлен Годом экологии. За это время было сказано много правильных слов и издано указов. Так, 15 ноября 2017 года президент страны дал поручение в рамках государственной программы РФ «Охрана окружающей среды» на 2012−2020 годы выделить отдельную подпрограмму по созданию отрасли обращения с твердыми коммунальными отходами замкнутого цикла, что позволит России «…к 2020 довести показатели утилизации до уровня мировых стандартов».


На повышение экологической безопасности страны были выделены деньги. Только на ликвидацию уже накопленного экологического вреда от неэффективного управления отходами планировалось потратить 2,4 млрд рублей. Управление отходами – это комплекс действий, после выполнения которых мусорные свалки не горят и не пахнут, потому что зачастую их просто нет. А вместо свалок есть предприятия, которые, используя современные технологии, перерабатывают отходы.


США и КНР производят больше мусора, чем мы


В России уже давно пора задуматься над санитарным состоянием. Страна занимает девятое место в списке самых токсичных территорий на планете по версии Нью-Йоркского Института Блэксмита. Четыре млн гектаров РФ заняты под размещение отходов. В том числе, в России был самый большой в Европе Игумновский полигон ТБО, который действовал под Нижним Новгородом до 2012 года.


При этом наши соотечественники – гораздо аккуратнее соседей по планете: согласно статистике, американцы оставляют после себя мусора в четыре с половиной, а китайцы – в шесть раз больше, чем россияне. Но, тем не менее, «скромные» российские 400 кг на душу населения в год превращаются в огромную цифру –55-60 млн тонн, которые представляют серьезную опасность. Ведь упаковка Tetra Pak исчезнет только через 5-10 лет, полиэтилен, захороненный в полигоне, продержится четыре века, а пластиковые бутылки – и того дольше.


Что же касается бумаги, текстиля, биологических отходов, то они будут разлагаться, выделяя токсины, отравляющие почву и грунтовые воды. А сопровождающие гниение органических отходов метан и углекислый газ будут уничтожать окружающую свалки растительность и подрывать здоровье людей, живущих вблизи от полигонов. От соседства с полигонами страдают жители Московской области и областей, где расположены города-миллионники: крупные поселения вносят наибольший вклад в создание ТБО.


Что вместо полигонов на Западе?


За рубежом тема утилизации мусора интересна бизнесу, т. к. это имеет экономический смысл.


Система переработки мусора начинается на уровне его «производителей» – люди сами сортируют отходы. Металл, стекло, бумага, пластик,органические отходы – все это относится в отдельные контейнеры для каждого вида вторсырья, которые вывозятся в определенный день недели. Но не бесплатно. Например, в Германии, одной из самых чистых стран Европы, домохозяйства за вывоз мусора платят от 10 до 25 евро в месяц.


ТБО выступают в качестве топлива. Например, благодаря практике получения энергии за счет утилизации отходов (waste-to-energy), 140 тыс. жителей шведского города Линчепинг, который называют мусороперерабатывающей столицей Евросоюза, получают свет, тепло и горячую воду с предприятия. Все эти блага цивилизации поставляет завод Yerstadsverkene где ежегодно сжигается около 330 тысяч тонн твердых бытовых отходов. Это далеко не единичный пример, т.к. во всех европейских странах используется энергия, полученная альтернативным способом.


В результате на мусорных полигонах европейских стран оказывается не более 30% ТБО, а у Швеции, мирового лидера отрасли, – всего 7%. К тому же Европейская директива о полигонах для складирования отходов от 1999 года – единый документ для стран ЕС – предъявляет очень строгие правила к их содержанию. Нарушения влекут за собой внушительные штрафы. Так, в настоящее время Польша, которая запоздала с внедрением рекомендованных технологий утилизации мусора, «попала» на штраф и платит 40 тысяч евро в сутки.


… и на Востоке?


Одна из самых передовых «мусороперерабатывающих» стран – Япония. Островное государство не имеет обширных территорий, где можно было бы организовать полигоны. Производимый жителями мусор некуда вывозить и негде закапывать, поэтому 75 % отходов сжигается на специальных станциях, где используются самые передовые технологии. Статистика утверждает, что 97% диоксина, ядовитого газа, который выделяется при сгорании ТБО, в атмосферу не попадает, а улавливается мощной системой фильтров.


Японцы не только привели в порядок свою страну, но и взялись за очистку территориальных вод. Ежегодно в море около берегов Японии оказывается более 150 тысяч тонн мусора. В основном это пластиковые изделия корейского и китайского производства. Министерство экологии Японии организовало поимку и переработку «сора из чужой избы».


Японские мусоросжигающие заводы не только уничтожает отходы, но и вырабатывает электроэнергию, которая обеспечивает коммунальные нужды городов. В дело идет конечный и, казалось бы, совершенно бесполезный продукт горения, пепел. Из него делают цемент, прессуют в брикеты, а затем возводят фундаменты… нет, не домов, а искусственных островов. Именно так появились известный своей необычной архитектурой искусственный остров Одайба и элитный Тэннодзу в Токийском заливе, аэропорт Тюбу в Нагое, небольшие островки вдалеке от жилых зон, на которых расположены металлургические заводы. Таким необычным способом страна с небольшой территорией увеличивает свою площадь.


Свалки законные и незаконные


Россия до последнего времени не проявляла интереса к новым технологиям переработки мусора. В стране используются преимущественно подходы предыдущего технологического уклада: мусор хоронится на полигонах.


Нельзя сказать, что в России нет предприятий по переработке ТБО. Сегодня в стране работают 243 мусороперерабатывающих завода, 50 мусоросортировочных комплексов и 10 мусоросжигательных заводов. Все эти заводы и комплексы перерабатывают всего 15% отходов, остальные 85% отправляются на открытые полигоны и свалки. В России только официально функционирует более 1000 полигонов и 15 тыс. свалок, а о количестве несанкционированных можно только догадываться.


Бескрайние российские просторы позволяют не экономить на площадях для свалок. Но специалисты говорят о том, что беда не только в количестве подобного рода объектов, а в том, что они, за малым исключением, не отвечают санитарным нормам, так как возникали стихийно, и поэтому там нет оборудования, которое очищает грунтовые воды, собирает свалочный газ и т. д.


Московская область должна перейти к новой современной системе сбора и переработки мусора не позднее начала 2019 г., заявил в марте 2018 года губернатор Андрей Воробьев. «Наша задача – закрыть эту тему в конце 2018 – начале 2019 г.», – цитирует главу области агентство «Интерфакс». На действующих в настоящее время в Подмосковье 15 мусорных полигонах начаты работы по подготовке к дегазации и сбору фильтрата. «Больше в Московской области не будет свалок, куда сваливается мусор без сортировки», – пообещал Воробьев.


Кто платит и сколько?


Главная проблема, которую еще только предстоит решить России, состоит в том, что предстоит построить цепочки, состоящие из домохозяйств, коммунальных организаций, транспортных компаний, предприятий по сортировке, переработке и утилизации мусора. Причем, построить цепочки не только в логистическом, но и в финансовом смысле: каждое из предприятий, входяших в систему, должно иметь жизнеспособную бизнес-модель, в ином случае цепочка разорвется. Предстоит найти убедительные ответы на вопросы «Кто платит?» и «Сколько платит?». И сделать это в регионах с разными экологическими, транспортными условиями и с разным уровнем платежеспособности населения.


Решить такую масштабную задачу может только государство, в ведении которого находятся такие рычаги как технические и экологические стандарты, а также вопросы тарифного регулирования – напомним, что недавно в Госдуму был внесен законопроект, предлагающий установить максимально допустимую долю расходов россиян на оплату жилья и услуг ЖКХ в размере не более 15% от совокупного дохода семьи.


Полигон в России является недорогим способом избавиться от мусора – чтобы утилизировать на полигоне, например, в США одну тонну ТБО, нужно раскошелиться на $1000. В России это будет стоить от 500 до 1000 рублей – разница огромная. Впрочем, нужно сравнивать не цены на американских и российских полигонах, а стоимость утилизации тонны ТБО на российском полигоне и на тех российских предприятиях, которые будут входить в логистические цепочки, начинающиеся у подъездов жилых домов.



При этом, когда и если государство возьмется за построение этих цепочек, ему придется выслушивать лоббистов не только с одной, но и с другой стороны. Нынешние владельцы полигонов, давно построившие свои собственные цепочки, не захотят просто так расстаться с бизнесом.


Разноцветные контейнеры


Не менее важный вопрос – захотят ли участвовать в цепочках сами горожане. Участие в новой системе сбора мусора начинается на кухне каждого из нас. Эксперимент по раздельному сбору мусора в России проводились, но без особого успеха. Например, в 2012 году Росприроднадзор рекомендовал: «…ограничиться организацией раздельного сбора только стеклянной тары и металлических банок, так как эти вторичные ресурсы востребованы и их вторичная переработка экономически выгодна, поскольку не требует значительных затрат и не наносит никакого экологического вреда».


Впрочем, потребительские рынки, несмотря на экономические кризисы, продолжают рост. Вместе с рынками растет поток ТБО. «В 2000 году в окружающую природную среду – то есть на свалки, полигоны и др. – было направлено около 144 млн кубометров отходов (рассчитано как разница между вывозкой и переработкой / сжиганием ТБО). В 2014 году эта величина должна по оценке составлять уже порядка 250 млн кубометров. Иначе говоря, за четырнадцать лет рассматриваемый показатель почти удвоился. «Воронка» расхождений между вывозкой и переработкой /сжиганием ТБО неуклонно расширялась», – сообщает портал priroda.ru. Таким образом, отмахнуться от проблемы с каждым годом будет все сложнее.


57% россиян готовы начать разделять домашний мусор, сообщала «Российская газета» со ссылкой на социологов «Левада-центра» в 2016 году. Горожане будут разделять домашний мусор, если коммунальные хозяйства создадут для этого необходимые условия (маркированные баки, своевременный вывоз и т. д.).


Таким образом, для того, чтобы система цепочек сложилась, инвесторы новых мусороперерабатывающих заводов и муниципальные власти должны переубедить оставшиеся 43% горожан, выстроить бизнес-модели и преодолеть сопротивление нынешних владельцев полигонов.


 










Оригинал размещен на Мусор: как построить бизнес-модель?
Tags: Копипаста
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments